Как развеять инклюзивный обман?

Вернулась с Летней школы Педсовета и долго вынашивала мысли, связанные с прошедшей на школе дискуссией об инклюзии. И знаете, что скажу? Давайте не будем больше обманывать ни себя, ни детей, ни их родителей. На мой взгляд, гораздо честнее отказаться от инклюзии, чем ее имитировать. Чувства жалости и человечности недостаточно: инклюзия должна опираться на мощный ресурс. Если его нет и в перспективе не будет, жалость и человечность лучше в себе подавить.

Несмотря на то, что инклюзия стала одним из приоритетных направлений государственной политики в сфере образования, она не стала системным явлением в школе. Это не только мое мнение, основанное на собственной практике работы с детьми с ОВЗ на протяжении уже 6 лет, наблюдениях и анализе статей. Так считают многие московские учителя, с кем общаюсь по работе. Такое мнение услышала и от специалистов, слушая «Родительское собрание» на радио «Эхо Москвы». Реально выстроенная инклюзия в школах - это штучный товар, считает завкафедрой социальных наук школы «Интеллектуал» Ольга Погонина

Еще одно мое мнение, подтвержденное  мнением участников «Родительского собрания»: в отдельно взятой образовательной организации можно выстроить инклюзивное пространство. Доказывать здесь ничего не нужно: школ, в которых инклюзия хорошо организована и реально работает, достаточно не только в Москве. С другой стороны, как показывает печальный опыт педагогов, представленный на Летней школе Педсовета, инклюзию можно и имитировать. Или симулировать.

Хорошо  организованная инклюзия это - прежде всего командная работа, которая начинается с предварительной оценки ситуации в классе, с понимания потребностей каждого ученика, считает учитель-дефектолог школы №17 Невского района Санкт-Петербурга Ольга Акимова. «В команде работают специалисты - дефектолог, логопед, психолог, есть сопровождающие либо тьюторы. Каждый специалист- не механическая фигура, а профессионал», - отметила она в ходе дискуссии по инклюзивному образованию. Хорошо организованная инклюзия - это хотя бы один человек в дожности куратора, за нее отвечающий и регулирующий весь процесс. Техническое оснащение и средства обучения, без них работать с детьми с особенностями здоровья невозможно.

Хорошо организованная инклюзия - это, конечно, учитель. Не верьте, что учитель в классе может быть одновременно и психологом, и дефектологом, эдаким универсалом. Не готовят пока таких в наших университетах. Но реальными компетенциями работы с детьми-инвалидами учитель в таких школах обладает. Инклюзию нужно пропустить глубоко через себя, уверена преподаватель Института им. Л.С.Выготского РГГУ Ирина Перелыгина. Иначе нет смысла работать с детьми с ОВЗ, иначе инклюзия становится имитацией.

Представьте ситуацию, когда учителю в класс к 25 ученикам «подбрасывают» в лучшем случае одного ребенка-инвалида или ребенка с поведенческими особенностями. В худшем - несколько детей с разными диагнозами. Команды специалистов нет. Поддержки психологической нет. Технических средств нет. Учитель остается один на один с классом и детьми с ОВЗ и не знает, что делать. Может ли он один справиться с ребенком с синдромом Дауна, или плоховидящим? Ответ очевиден. Даже если учитель находит время для курсов повышения квалификации, и учится дополнительно, чтобы хоть как-то разобаться что к чему. Даже если он всеми силами пытается помочь ребенку с ОВЗ, и у него это мало-мальски получается.

О схожей с вышеописанной ситуации рассказала на секции по инклюзивному образованию Летней школы Педсовета  учитель специальной (коррекционной) общеобразовательной школы-интерната №2 Ставропольского края Анна Полянская. Учителю, который смог в одиночку «вытащить» ребенка с ОВЗ на более высокий уровень развития, нужно поставить памятник. Но так ли хорошо это? Что получили в итоге остальные дети? И на сколько у учителя хватит сил тянуть воз дальше? 

«Наша педагогика не успевает за успехами нашей медицины», горько шутят педагоги. Количество детей, которым требуется специальная поддержка, растет. Дефицит специалистов, способных эту поддержку оказывать, также растет. Так, по данным, представленным на Летней школе Педсовета проректором по инклюзивному образованию РГПУ им. А.И. Герцена, профессором Виталием Кантором, в будущем учебном году дефицит педагогов-психологов составит более 37 процентов, учителей дефектологов (сурдопедагогов) - 25 процентов. Тем не менее, несмотря на все сложности, связанные с внедрением, инклюзия нужна. Без инклюзивного образования нет целостности общества, считает Кантор. Но оно не должна быть единственным вариантом, должна остаться и система специального образования. Как в других странах, путь которых мы проходим.

Коррекционное образование
Участники